АЛЕКСАНДР САХАРОВ

 

ПАДЕНИЕ ЦАРСКОГО РЕЖИМА В РОССИИ

 

 

Перевод выполнен по журналу “La Ondo de Esperanto”, №2-3 (98-99), февраль-март 1917г., стр. 17-28. – Издание А.А. Сахарова, Москва.


 

   Это не сон? Мы – свободные граждане? Наши руки и ноги больше не в оковах, которые столетиями мешали нам свободно дышать, свободно думать, свободно верить, свободно развиваться? Да, мы свободны! Свободны не на несколько недель и месяцев, как это случилось в 1905г., а свободны окончательно. Оковы пали навсегда. Зарубежные единомышленники! Поздравьте нас с большой радостью, заполняющей сердца ваших русских братьев после исторических событий, пережитых ими в последние недели…

 

   Впрочем, чтоб вы поняли эту радость, мы должны немного познакомить вас с российской историей прошлого и нынешнего столетий…

   XIX век Россия встретила в правление полоумного императора Павла. Вместо того, чтоб сидеть в сумасшедшем доме, он сидел на троне…Подданные были для него игрушками, скотами а никак не одушевлёнными существами, способными чувствовать, страдать, реагировать. По своему капризу он бросал их на завоевание Индии, отправлял на всю жизнь в Сибирь, возносил никчемных людей, казнил безвинных. Его странное поведение наконец стало опасным для придворных и они заговорщически убили его.

   Ему наследовал царь Александр I, воевавший с Наполеоном I. В последнее десятилетие своей жизни он сделался мистиком и мало интересовался государством, поручив правление министрам типа Аракчеева, т.е. лицам, именами которых до сих пор пугают детей. Ненормальное поведение этих правителей вынудило некоторых задуматься об опасности абсолютизма и преимуществе конституционного режима.

 

   В этом отношении решительнее действовал сменивший его добросердечный царь Александр II. В 1861г. он наконец объявил освободительный "манифест", который сделал людей людьми. Манифест не только освободил миллионы рабов, но и обязал помещиков за определённую законом плату выделить каждой свободной "мужской душе", занесённой в последний список, приблизительно по четыре десятины ( около четырёх гектаров) земли.

   Такое несправедливое отношение русского законодательства к рабочему классу порождало всё новые и новые революционные элементы. Чтоб успешно бороться с этими элементами, царь создал специальное учреждение, называемое "Охранным отделением", обязанностью которого было следить за политическими настроениями подданных, выявлять тех, кто мыслил "политически неблагонамеренно" или предпринимал мятежные действия, арестовывать их и высылать в Сибирь. Это отделение имело право арестовывать и высылать без открытого судебного процесса. Оно само судило и исполняло свои решения. Охранное отделение мало уступало известным учреждениям инквизиции. Невозможно выразить словами то, что оно совершало. Тысячи агентов-жандармов и детективов всюду бродили, подслушивали и доносили. В их обязанность входило не только наблюдать, но и подстрекать. С этой целью тайный агент нарочно произносил мятежные слова, организовывал ложномятежные кружки, втягивал в них неопытных людей, особенно учащихся, и затем передавал свою добычу руководству.

   Вершины своей деятельности это Отделение достигло в правление царя Александра III, занявшего трон 1-го марта 1881г. после убийства царя Александра II. Русское правительство после смерти Александра III назвало его "царём миротворцем" то ли за то, что он не начал ни одной войны, то ли за то, что в его царствование в России царило кладбищенское спокойствие. Принимая во время коронования депутацию российского дворянства, он пообещал, что со своей стороны сделает всё для поддержки дворянства, как самой надёжной опоры царей и отечества. С этой целью вскоре им был создан Дворянский банк и организован стомиллионный лотерейный госзаём, билеты которого имели номинальную цену в 100 рублей и тут же были распроданы по 215 рублей. 115-миллионная прибыль была подарена дворянству за его верную службу трону.

   Кроме того, в 1899г. было создано одно из наименее уважаемых в России учреждений - служба "земских начальников". Закон об этом учреждении, игнорируя основной правовой принцип об обязательном разделении исполнительной и судебной властей, соединил в лице земского начальника судью и управляющего. Чтобы увенчать эту бессмыслицу, закон говорит, что обязанности земского начальника следует возлагать главным образом на местных помещиков, даже если они нигде не учились. Одновременно эта должность оплачивалась как самые высшие должности России.

   Таким образом царское правительство насадило в каждом уезде (административной части губернии) по 6-10 преданных агентов, являвшихся одновременно судьями, управляющими и зачастую шпионами. К этому мы должны добавить, что несколькими годами раньше в сёлах была создана особая правительственная полиция - урядники, около 20-30 человек в каждом уезде. Одной из главных обязанностей этих полицейских был также политический шпионаж.

   После образования институтов урядников и земских начальников русский народ был опутан паутиной самоуправства, шпионажа и насилия. Если в больших городах на каждом шагу бродили, вынюхивали и провоцировали агенты Охранного отделения, то в провинции их роль исполняли жандармы (не менее двух человек в уезде), урядники, становые приставы (тоже не менее двух в уезде), исправники (уездные полицмейстеры), земские начальники и, наконец, губернаторы. Все названные агенты правительства держали в руках всю правительственную власть в провинции. Почти никакое действие российского жителя не могло произойти без специального разрешения местного царского агента. Особо сурово выслеживали и преследовали все попытки устроить собрание, союз, объединение, публичное выступление. В каждой подобной попытке видели покушение на царский режим. Если кто-то желал произнести публичную речь, он должен был испросить на это разрешение не только полиции, но и ответственного за просвещение или церковного начальства.

 

   Само собой разумеется, что все госчиновники выбирались только после очень внимательного изучения их политических взглядов. Прежде, чем получить какую-нибудь государственную должность, претендент был обязан представить свидетельство полиции о своей политической преданности царскому режиму. Особо внимательно в этом отношении подходили к преподавателям. От каждого из них требовали, чтобы он обязательно внушал ученикам дух преданности трону и религии. Религию царское правительство всегда расценивало как одну из опор своей власти. В ходе каждого богослужения духовенство было обязано многократно молиться о здоровье и спасении царя и его семьи. Но вышеупомянутое свидетельство о политической преданности царскому трону требовали не только от претендентов на государственную должность; смешно сказать - оно было нужно и при поступлении на учёбу в высшее учебное заведение. Эти заведения царское правительство всегда считало рассадником восстаний и безверия. Из-за этого строжайшим образом запрещались все студенческие встречи, объединения, общества и т.д. Чтоб лучше наблюдать за поведением студентов, в 1880-1905гг. их обязывали всегда носить форменную одежду. Общие и групповые студенческие собрания осуждались как преступления. Их участников тут же исключали из учебных заведений и зачастую высылали.

 

   Ещё более подозревались, контролировались и преследовались периодические издания и печатные книги. Все они находились под контролем специальных цензоров и полицейских служащих. Либеральные журналы и газеты обычно запрещались и их редакторы административно, т.е. внесудебно, высылались. Требовалось особое умение говорить эзоповым языком, чтобы избежать такой участи. Можно назвать лишь немногих писателей, которые бы не путешествовали за свои сочинения в Сибирь или не сидели бы в тюрьмах. Таким счастливым исключением является, например, наш известный писатель Л.Н. Толстой. Но это произошло с ним лишь благодаря его графскому титулу и наличию могущественных родственников в высших правительственных кругах.

Мы уж не говорим о рабочих организациях. Их всегда безжалостно преследовали и уничтожали. Сотни тысяч инициаторов и руководителей этих организаций заполняли многочисленные российские тюрьмы и самые отдалённые места Сибири.

 

   Чтобы лучше контролировать действия других лиц, была установлена детальнейшая разрешительная система. Что бы ни предпринимал российский подданный, он всегда был обязан испрашивать разрешение у правительственных чиновников. Если он хотел построить дом или фабрику, должен был ждать необходимое разрешение. Чтобы сделать вывеску, дать объявление, устроить спектакль, небольшую встречу или даже частно преподавать, купить огнестрельное оружие и т.д. и т.п., надо было обязательно посетить полицейское заведение, потерять там многие часы, дать взятку и лишь после этого получить письменное разрешение…

 

   Поддержание этой системы требовало множества служащих, которые однако не могли скоро рассматривать все прошения. Этому отчасти мешало большое число праздничных дней, вроде "царских дней", дней неких существующих и несуществующих икон, когда все государственные конторы не работали. В результате, когда вы приходили в полицейское или иное заведение, вы сталкивались с огромными очередями ожидающих, которые скрипели зубами и проклинали тех, кто завёл такой порядок.

   Недовольство постоянно увеличивалось, усиливалось и ждало только удобного случая для взрыва. Этот момент пришёл в 1905г. во время японской войны.

 

   Устроив целую административную систему для борьбы со своим народом, ограждая бюрократический аппарат от всякого публичного контроля, царское правительство обнаружило полную неспособность быстро сориентироваться и приспособиться к новым обстоятельствам военного времени. В результате русская армия, особенно военный флот, не смогла оказать должного сопротивления хорошо организованным японским силам; поражения под Мукденом, Порт-Артуром, Цусимой стали теми каплями, которые переполнили чашу народного недовольства. Причины неудач люди видели только в политике правительства. Народ настойчиво требовал изменения системы управления.

   Народный гнев, не находя выхода, проявлялся либо в мятежах, либо в покушениях на самых жестоких и ненавистных членов правительства. Политические убийства министров следовали одно за другим, особенно министров внутренних дел, в чьих руках находилась политическая полиция. От убийства не спасали никакие средства, никакие детективы. Чем суровее действовал министр или другой уполномоченный правительства, тем у него было больше шансов оказаться убитым. Таким образом в 1904-05гг. пали министры Сипягин, Боголепов, Плеве.

 

   Видя, что из-за слишком суровых действий таких министров трон начинает шататься, и желая немного успокоить народны гнев, царь Николай II выбрал министром внутренних дел очень добросердечного и либерального князя Святополка-Мирского. Последний, приняв должность, прежде всего объявил, что с этих пор его деятельность будет основываться только на принципе доверия народу. Он отменил многие жестокие приказы прежних министров, ослабил требования цензуры, разрешил свободнее собираться и т.д.

   Но благоразумие пришло слишком поздно. Во многих местах уже начались открытые выступления народа, который требовал участия народных представителей в законотворчестве и управлении. 9 января 1905г. многотысячные толпы рабочих Петрограда направились к Зимнему дворцу царя просить его об изменении системы управления. В качестве ответа они получили многочисленные залпы царских военных отрядов. На следующий день правительство официально известило народ, что во время стрельбы убито 76 и тяжело ранено 233 рабочих, и объявило новые предписания, делающие невозможными подобные собранияи процессии. Но говорят, что число убитых превысило тысячу и среди них было много женщин и детей.

 

   Хотя таким путём безоружный народ был побеждён, политические убийства не прекратились. Если вы почитаете газетную хронику 1905-го года, вы ужаснётесь тому, сколь мало тогда ценилась человеческая кровь. С одной стороны, революционеры убивали уполномоченных царского правительства, с другой стороны, карали смертью революционеров. Тюрьмы были переполнены политическими арестантами. Царь упрямился дать конституцию. В этой борьбе народа с царским режимом большую роль играли неоднократно проходившие в Москве закрытые съезды более благоразумных и прогрессивных земских деятелей.

   Правительство знало о них, но не решалось арестовывать участников, ибо среди них было много таких, кто имел родственников и служебные связи при Дворе. В ходе одного из таких съездов была выбрана депутация, которая должна была непосредственно открыть царю грозящую трону опасность, если он не даст конституцию. Царь принял депутацию и пообещал что-нибудь предпринять. Видя, что весь народ - не только рабочие, но и мещане и даже дворяне, - открыто выражает недовольство режимом управления, он поручил одному из придворных - хофмейстеру Булыгину - выработать проект конституции, который, не ограничивая абсолютную власть царя, всё же создавал видимость народного представительства и таким образом немного успокоил бы народ.

6 августа (1905) в манифесте был объявлен статут учреждения, названного "Государственной Думой". Но законосовещательный характер нового учреждения, принцип узкого ценза, заложенный в основу избирательного права, наконец бюрократический способ разработки закона - всё это встретило полное неодобрение со всех сторон.

   Многие круги решили бойкотировать эту "конституцию Булыгина", как её насмешливо прозвали. Народное недовольство продолжало расти. Газеты ежедневно оповещали о нескольких политических убийствах и забастовках рабочих. Сформировались сильные революционные организации, которые могли остановить работу всех железных дорог.

 

   В начале октября 1905г. произошла всеобщая стачка. В России всё замерло: железные дороги, почта, телеграф, пресса, городское освещение и т.д. Царское правительство больше не могло упрямиться и издало известный "манифест от 17 октября 1905г.", в котором было заявлено, что наше правительство обязуется 1) даровать населению империи незыблемые основы гражданской свободы, принципами которой должны быть действительная неприкосновенность личности, свобода совести, слова, собраний и союзов; 2) привлечь к выборам в Думу те классы населения, которые в настоящее время совсем лишены избирательных прав; 3) установить в качестве твёрдого правила, что никакой закон не может войти в силу без одобрения Государственной Думы, и гарантировать, что все действия государственных чиновников всегда могут быть проконтролированы народными представителями.

   Этот манифест вызвал в народе неописуемое воодушевление: все поздравляли друг друга с настоящей конституцией. Пользуясь свободой собраний, в городах и сёлах проводили митинги, на которых абсолютно свободно обсуждали разные общественные вопросы…На митингах выступали не только местные жители, но и много незнакомых людей, чьи речи были полны воодушевления. Они призывали простой народ к стачкам против предпринимателей, хозяев, землевладельцев, зачастую увлекали необразованные толпы народа на расхищение частного имущества, поджоги, насилие и т.д. Сделав это в одном месте, они перебирались в другое. Позже выяснилось, что большая часть таких ораторов была подослана Охранным отделением полиции. Пострадавшие искали защиты в полиции, а там говорили: "Вы хотели свободы, ну вот вы её получили! Если хотите, чтоб мы вам помогли, помогите нам."

   Таким образом насилие бросило мещан, до того зачастую сочувствовавших революции, в руки старого режима. Царское правительство получило новых союзников. Оно мобилизовало всех своих агентов и организовало сильное контрреволюционное движение. Под его руководством появилась организация, называемая "Союз русского народа". Она родилась под знаменем политической партии, ставящей целью защитить старый фундамент российского государства с несколько подновлёнными намерениями. Но в действительности это был публичный отдел Охранного отделения.

   Члены этой партии собирали сведения о сочувствующих революции лицах, устраивали против них так называемые "погромы", т.е. атаки беспорядочных толп тёмных людей на прогрессивных людей, в ходе которых уничтожалось имущество последних и самих их зачастую убивали. Самой излюбленной их тактикой всегда была провокация. Они засылали своих агентов во враждебную среду под видом членов соответствующей партии. Там агенты должны были подбить эту среду на активные действия в такое время, когда ещё ничто не было подготовлено и когда поражение было гарантировано. Провокаторами эту партию обильно снабжало Охранное отделение. Мы предполагаем, что так было спровоцировано вооружённое выступление революционеров в Москве в декабре 1905г. Оно произошло тогда, когда весь русский народ уже устал от пережитых дней октября и ноября и мечтал об успокоении революционной бури. Поэтому в выступлении приняли участие только самые пылкие элементы. Толпа оставалась наблюдающей со стороны и было достаточно одного или двух царских полков, чтоб разрушить баррикады, схватить и расстрелять предводителей. Таким путём повстанцы в Москве были легкопобеждены.

 

   22-го декабря появилось следующее официальное извещение адмирала Дубасова, боровшегося с повстанцами: "Смелыми действиями войск и самоотверженной работой полицейских сопротивление повстанцев сломлено, а их беспорядочные группы уже 15 декабря начали спасаться бегством по железным дорогам, которые до 16 декабря не были ещё заняты военными отрядами, и теперь рассеяны"…

   Одновременно на стенах Москвы было расклеено такое объявление московского городского головы А.И. Гучкова: "На Москву навалилось новое и ужасное несчастье. Много жителей погибло, много покалечено, множество людей лишилось жилищ и имущества. Промышленная, торговая и общественная деятельность дезорганизована и нормальная жизнь восстановится не скоро. Во имя христианской любви и милосердия, во имя любви к отечеству, Московская Дума призывает всех взявших оружие разоружиться, всех примкнувших к забастовке прекратить её и таким путём вернуть населению города отнятые у него условия мирной и трудовой жизни." /Это объявление по-видимому принадлежит брату А.И. Гучкова, Николаю Ивановичу Гучкову, бывшему городским головою в то время. - Э.Б./

   Это написал господин, который прежде всегда был в оппозиции к правительству и открыто боролся с царским режимом. Но он представлял класс буржуазии и желал лишь политической свободы. Теперь её пообещали, значит народ должен успокоиться. Так думал миллионер А. Гучков. Его личный интерес был удовлетворён.

   Но совершенно по-другому думали повстанцы из пролетариата. Их целью была не только политическая свобода, но и свобода желудка насыщаться тогда, когда требует натура, а не когда этого захочет капиталист. Поэтому дальнейшие пути Гучкова и пролетариев с этой точки пошли в разные стороны. Оставив прежних товарищей, Гучков начал организовывать партию, которая, с одной стороны, защищала бы его от старого врага - царского абсолютистского режима, а, с другой стороны, от неприятных притязаний товарищей по борьбе, чьи экономические интересы существенно расходились с его интересами.

   Организованная им политическая партия была названа "партией 17-го октября". Существом её программы было требование того, чтобы дальнейшая жизнь России была устроена в соответствии с обещаниями манифеста от 17-го октября 1905г. Себя эта партия называла "партией порядка". Она хотела, чтоб Россией управлял царь, но его власть должна быть ограничена правом Государственной Думы вырабатывать законы и контролировать царских министров и других чиновников. Когда царское правительство чувствовало себя слишком слабым и выполняло обещания, вырванные революцией, новая партия была его верным товарищем.

 

   С помощью этих двух политических партий - Союза русского народа и партии 17-го октября (в дальнейшем будем называть её партией октябристов) - царское правительство вскоре подавило революцию. В январе 1906г. в Петербурге был арестован Комитет рабочих депутатов, который устраивал всеобщую стачку и руководил революцией. Чтобы прекратить политические убийства и другие террористические действия революционеров, во всех городах образовали военно-полевые суды, которые безжалостно приговаривали к расстрелу за любое насильственное революционное действие.

 

   Одновременно были устроены выборы депутатов в Госдуму, которая должна была начать работу 27 апреля 1906г. Выборы проходили по избирательному закону, изданному царским правительством 11 декабря под давлением революционного движения. Этот закон по сравнению со статутом Госдумы, объявленным 6 августа, существенно расширял круг голосующих. В выборы были вовлечены почти все граждане империи, кроме несамостоятельных членов семей, нигде не работающих, не имеющих никаких промышленных и торговых предприятий, мелких ремесленников, не имеющих своего жилья, домашней прислуги и т.д.

   Но выборы проводятся преимущественно по двух - и трёхступенчатой системе. Непосредственно выбирают только в нескольких крупных городах. В других городах и в сёлах сначала выбирают депутатов для голосования, которые съезжаются в губернский город и там выбирают из своей среды столько депутатов, сколько отведено на данную губернию в особом списке.

   Когда приступили к голосованию, некоторые левые партии отказались принимать в нём участие, т.к. избирательный закон не отвечал их требованиям всеобщих, равноправных, прямых и тайных выборов. Здесь мы должны сказать несколько слов о разных политических партиях, что родились сразу после 17 октября. О двух партиях, а именно о Союзе русского народа и партии 17-го октября, мы уже говорили. Это - правые партии. Затем идёт партия конституционно-демократическая, иначе называемая по первым двум буквам партией кадетов. Это - партия центра. Считая конституционную монархию терпимой формой государственного управления, эта партия обещает народу очень большое участие в управлении. Народные представители, выбираемые путём всеобщего, равноправного, прямого и тайного голосования, равноправие всех наций, прямые налоги по прогрессивной шкале, прогрессивный налог с наследства, передача государственных земель крестьянам и, в ряде случаев, экспроприация частных землевладений с компенсацией владельцам по справедливой цене, 8-часовой рабочий день на фабриках - вот главные пункты программы этой партии.

   Далее следуют партии социалистов: социал-демократическая, защитников труда (трудовики), социал-революционная. Главными пунктами их программ были: республиканская форма государственного управления и обобществление средств труда, т.е. земли, фабрик, машин и т.д. Между собой последние три партии различаются лишь в отношении тактики осуществления своих политических программ.

 

   Когда начались выборы депутатов в Госдуму, социалистические партии объявили бойкот этому "буржуазному учреждению", как они называли Госдуму. В выборах приняли участие лишь немногие внепартийные социалисты. Так как партия кадетов состояла из самых предусмотрительных, даровитых и умеренных буржуазных элементов населения, большая часть выбранных депутатов 1-й Госдумы оказалась относящейся к этой партии. Из-за этого 1-ю Думу называют "кадетской".

Царское правительство, открывая 27 апреля 1906г. 1-ю Думу и опасаясь слишком резких нападений на министров, укрощавших народ во время революции, отправило в отставку председателя Кабинета министров графа Витте и нескольких старых министров. В качестве главного министра призвали Горемыкина, престарелого человека и старого бюрократа, совершенно не способного сообразоваться с новым государственным порядком; а в качестве министра внутренних дел назначили Столыпина. Но уже на первых заседаниях Думы выяснилось, что царское правительство и народные представители говорят на разных языках.

 

   В своём адресе в ответ на тронное приветствие Дума обратила внимание на необходимость: 1) ответственного перед представителями народа Кабинета министров; 2) уравнивания в правах всех подданных России; 3) передачи помещичьих земель крестьянам; 4) всеобщего избирательного права в земских и городских органах; 5) амнистии политических заключённых. Царское правительство на этот адрес ответило, что некоторые требования Думы противоречат историческому развитию Российской империи, а другие несвоевременны. Такое отношение царского правительства к народным представителям продолжалось в течение всей работы 1-й Думы.

   Конфликт с каждым днём вздувался. Ни одна партия не желала уступить. Видя, что революционная волна снижается и больше не грозит катастрофическая опасность, царское правительство мобилизовало военные и жандармские силы и 9 июля разогнало 1-ю Думу. В манифесте о её закрытии царь обвинил народных представителей в том, что они вместо разработки законов отклонились в другую сторону, позволяли себе расследовать и проверять действия местных властей и готовить противозаконные призывы к народу. Датой открытия новой Думы было названо 20 февраля 1907г.

 

   В январе и феврале 1907г. были объявлены новые выборы, в Госдуму 2-го созыва (будем называть её коротко 2-й Госдумой). Чтобы в Думу не были избраны слишком оппозиционно настроенные лица, против них царское правительство предприняло ряд подавляющих мер. Многие из них были привлечены к суду за прежние политические преступления (с его, правительства, точки зрения), многие были лишены избирательных прав согласно специальным разъяснениям, данным послушным бюрократическим Сенатом.

   Несмотря на правительственный нажим в ходе голосования, в Думу большей частью прошли социалистические кандидаты. Таким образом правительство, разогнав 1-ю, кадетскую, Думу, вместо неё получило социалистическую.

 

   Дума была торжественно открыта 20-го февраля. 6-го марта новый председатель Кабинета министров Столыпин зачитал правительственную декларацию, излагающую программу правительства. Декларация содержала много теоретических соображений о необходимости правопорядка, гарантий личной неприкосновенности, религиозной свободы, свободы объединений, собраний и т.д. Но уже в ходе этого заседания стало очевидным, что царское правительство и народные представители снова говорили на разных языках. Столыпин полагал, что для замирения в государстве необходимы военно-полевые суды, суровейшие денежные штрафы, экстраординарные права для высших чинов правительства; народные депутаты, напротив, уверяли, что мир наступит сразу, как только народу будут предоставлены действительная свобода и государственный правопорядок. К этому спору обе стороны возвращались по поводу каждого обсуждаемого в Думе вопроса.

   Чтобы освободиться от этой Думы, правительство организовало политический процесс против 55 членов Думы, обвинив их в заговоре против царского правительства и существующего государственного строя. В мае 1907г. правительство потребовало, чтоб Дума санкционировала привлечение к суду за политическое преступление 16 депутатов. Но не дожидаясь решения этой Думы, царь манифестом от 3 июня разогнал её для того, чтоб созвать 3-ю Думу. Одновременно был отменён избирательный закон, вырванный у царя в революцию 1905г. Он был заменён новым законом, согласно которому несколько областей были полностью лишены избирательных прав. Другие губернии своих прав не лишились, но обрели их в такой форме, что стала совершенно невозможной конкуренция между буржуазными и пролетарскими кандидатами. Этот закон вызвал протест разных групп, но для них были подготовлены отряды царских военных и жандармов.

   В своём "революционном" действии правительство было поддержано правыми политическими партиями, для которых этот закон был очень приятным. В октябре 1907г. прошло новое голосование и 1 ноября 3-я Дума была открыта. Изменение избирательного закона принесло царскому правительству очень хорошие результаты. Большую часть депутатов составили октябристы. Свою работу новая Дума начала с благодарственного адреса царю за пожалованные им права народных представителей. В адресе высказывалось также обещание укреплять новый государственный строй, успокоить отечество и т.д.

 

   Гарантировав себе поддержку правых партий в Думе, царское правительство больше уже не стеснялось бороться с повстанческими элементами народа. Во-первых, из бюрократической среды были изгнаны те чиновники, которые открыто выказали симпатии к революционному движению или недостаточно жестоко боролись с ним. Наиболее хорошим исполнителем планов реакционного царского правительства стало Министерство юстиции, руководимое Щегловитовым. Оно осудило на высылку в Сибирь почти всех депутатов 2-й Думы, относившихся к социалистическим партиям, присудило тюремное заключение депутатам 1-й Думы, подписавшим Выборгский призыв, и тем лишило их избирательных прав. Будучи весьма жестоким по отношению к политическим "преступлениям" против правительственных агентов, оно снисходительно относилось к насильственным действиям против оппозиционеров правительства. Все были возмущены тем, что остались безнаказанными убийцы депутатов Думы Герценштейна, Иоллоса и Караваева, резко критиковавших политику царского правительства. Угнетающе влияя на гражданские суды, правительство одновременно широко пользовалось услугами военно-полевых судов. В отношении их действий в журнале "Право" мы находим ужасные цифры: в 1907г. подвергнуто смертной казни 632 человека, в 1908г. - 952.

   Для облегчения преследований повстанцев многие области были объявлены на "особом положении". В них губернаторам были даны права судить и наказывать. Чтоб заставить молчать прессу, губернаторы получили право накладывать денежные штрафы на сумму до 3000 спэсмило /что соответствует цене 2,2 кг чистого золота/ на те органы печати, которые публиковали неприятные для правительства статьи. Возобновились частые аресты и административные ссылки в Сибирь лиц, принадлежащих к оппозиционным партиям.

   Агенты охранки блуждали по всем углам, шпионили и провоцировали. Их провокациями объясняли процесс депутатов Госдумы. От них не были застрахованы ни рабочие, ни студенты, ни профессора, ни министры. Они устроили покушение даже на бывшего министра Витте.  

 

   Деятельность провокаторов лучше всего иллюстрируют споры в Госдуме в феврале 1909г. в связи с запросом нескольких депутатов по поводу провокатора Азефа. Для исполнения поручений он даже сделался активным членом центральной революционной организации за границей. Таким образом он узнавал почти о всех террористических посягательствах. Некоторые из них он своевременно предотвращал, а некоторым помогал в зависимости от того, какая партия ему больше платила. Он сам был инициатором многих покушений.

   Этот запрос надрезал гнойник, долгое время мучивший Россию. Многие ораторы старались показать царскому правительству, сколь морально отвратительна и политически опасна такая деятельность многих правительственных агентов. Но старания ораторов были напрасны. Правительство, поддерживаемое послушным большинством Думы, отстаивало свою политику. Охранное отделение было спасено и продолжило свою деятельность.

   Однако запрос дал некоторые хорошие результаты. Революционеры впервые при полном свете увидели, кто направлял их на политические покушения, а затем на расстрелы, в тюрьмы и ссылки. Они стали осторожнее и круто изменили своё поведение. Политические убийства вскоре прекратились, и Россия некоторое время наслаждалась политическим спокойствием. Народ даже увидел царя, который в течение 20 лет не отваживался открыто появляться на улицах, боясь быть убитым.

 

   Видя успокоение в государстве, люди обращали внимание правительства на то, что наступило благоприятное время для воплощения октябрьского манифеста. Теперь уже не нужны были ни военно-полевые суды, ни экстраординарные законы. Они должны уступить место правовым учреждениям, образуемым на основе личной неприкосновенности и свободы слова, собраний, объединений, прессы…В Думе очень часто слышались требования осуществления конституции…Но в ответ звучало только: "Сначала полное успокоение, а затем реформы" (от министра Столыпина), "Слава Богу, у нас нет парламента" (от министра Коковцова), "Как было, так и будет" (от министра Макарова).

 

   Чувствуя себя победителем, правительство позабыло все обещания, данные в революцию, и вернулось к старым методам управления. Несомненно, оно с удовольствием уничтожило бы даже саму Государственную Думу, этот единственный островок, где неприкосновенные депутаты продолжали ещё защищать добытые народом права, но от этого шага его удерживала свежая память о революции…Не рискуя сделать это, правительство однако старалось всячески уменьшить авторитет Думы, время от времени привлекая к суду то одного, то другого депутата, или выпуская во время думских каникул или после роспуска не одобренные Думой законы.

   Каждый такой закон правительство оправдывало особыми обстоятельствами. Таким способом были выпущены законы о земстве в Польше и о Министерстве здравоохранения. С целью издания первого закона Столыпин даже прервал работу Думы на два дня. Это насилие вызвало резкий протест против царского правительства даже у партии октябристов. В этом увидели открытое издевательство над народным представительством. В качестве протеста председатель Госдумы и руководитель партии октябристов А.И. Гучков снял с себя обязанности председателя. Таким образом царское правительство лишилось одной из самых сильных опор. После этого оно вовсе утратило равновесие.

 

   1 октября 1911г. в Киеве агентом охранки Багровым предательски был убит министр Столыпин, который перед этим так горячо защищал это "полезнейшее учреждение". После Столыпина министры стали простыми игрушками "высших сфер" царского Двора. Ежемесячно приходили и уходили новые и новые министры. Ни один министр не был уверен, что назавтра ещё останется на своём посту. Распоряжения о заменах поступали совершенно неожиданно. Один министр, когда его спросили о будущей программе, открыто ответил: "Могу ли я говорить о программе, если не знаю, являюсь ли в этот момент министром или нет?"

 

   Чтобы стать министром, никакие таланты не требовались. Довольно было благосклонности нескольких "влиятельных персон". Одной из них был Григорий Распутин. Он объявился при Дворе после революционных дней. До того он был простым сибирским крестьянином, не раз судимым за кражу лошадей у деревенских. Позже он стал посещать монастыри, ходить по святым местам, много молиться (чтоб казаться святым), как-то обратил на себя внимание некоторых епископов, бывающих при Дворе, и наконец был представлен царской семье "святым старцем", хотя ему было только 40 лет.

   После этого началось его необъяснимое влияние на царский Двор. Он сделался одним из главных советчиков царицы и даже царя и вдохновителем его политики. Он рекомендовал министров, епископов и других высших чиновников и часто диктовал, как говорили, даже политическую программу. Все это знали. Одни возмущались, другие бежали в квартиру этого тёмного, пьяного, порочного селянина и умоляли о протекции.

   Кто не раболепствовал перед ним, тот не мог надеяться на повышение. Григорий Распутин, епископ Питирим, министры Штюрмер, Н.А. Маклаков, Сухомлинов, Хвостов, Щегловитов, Раев, Дубровин, Глинка, Марков, Вырубова, наконец Протопопов и многие подобные персоны, для которых лучшим местом была бы каменная тюрьма, образовали крепкий круг, очертивший Двор и диктовавший политику всего государства.

 

   Политическая обстановка стала невыносимой. Опасность, угрожавшую государству, видели даже правые партии. В Госдуме остались лишь немногие депутаты, осмеливающиеся защищать царскую политику. Со всех сторон требовали создания Кабинета министров, ответственного перед народными представителями.

   В 1914г. вновь начались многочисленные бунты. Россия находилась на пороге новой кровавой революции. Но в августе была объявлена война, а революция отложена. На некоторое время внутренние распри были забыты и все партии решили дружно работать на защиту родины. Сразу возникли две большие организации - Всероссийский союз городов и Всероссийский земский союз, - которые взяли в свои руки снабжение армии одеждой, продуктами питания, медикаментами и даже вооружением. Люди надеялись, что царское правительство откликнется на общий энтузиазм и изменит свою политику. Называли даже имена министров, которых необходимо срочно уволить, как совершенно непригодных в столь опасное время.

   Однако ничего похожего не произошло. Самые ненавистные министры оставались на своих местах и думали лишь о сохранении государственного строя, благодаря которому они сделались министрами. Вместо того, чтоб приветствовать возникшие в ходе войны новые организации, они старались ограничить их деятельность.

 

   Пресса преследовалась как никогда прежде. Используя военную цензуру, власть не разрешала ничего писать не только о положении русской армии и её снабжении, но даже и о внутренних делах. В ноябре 1915г. был разослан циркуляр, запрещавший прессе упоминать слова "Распутин" и "Старец".

   Безрассудные действия министров следовали одно за другим. Народ видел их неспособность, соединённую с бесчестностью, и возмущался. Осенью 1915г. произошло поражение нашей армии в Польше. Народ требовал созвать Думу и судить тех, кто виновен в неудаче. Царское правительство, видя, что народ не шутит, созвало Думу и сместило самых ненавистных министров Сухомлинова и Маклакова. Первый даже был привлечён к судебному расследованию за измену родине. Но это не уменьшило народный гнев. Тем более, что работа Думы через короткое время снова была прервана. Таким образом в первый год после объявления войны Госдума работала всего два дня в июле 1914г., два дня в январе 1915г., когда она утвердила затраты на войну и госбюджет. Заседания Думы в январе 1915г. были прерваны царским указом до ноября 1915г. Однако, когда наступил ноябрь, заседания были отложены до февраля 1916г.

   Отказ созвать Думу царское правительство оправдывало обвинением её в том, что Дума не работает, а только сеет недовольство правительством. По таким же причинам оно запрещало съезды многих общественных организаций, занимавшихся подготовкой средств защиты отечества.

Народ же обвинял Двор и министров в том, что они боятся критики, ибо продают врагам отечественные интересы. Особенно народ возмущался тогда, когда председателем Кабинета министров был приглашён Штюрмер, старый бюрократ немецкого происхождения, известный своим преследованием земства. Такие антинародные действия царского правительства объединили в Думе все партии, кроме самых правых, в так называемый прогрессивный блок.

   Свою программу этот блок объявил на открытии заседаний Госдумы 9 февраля 1916г. В декларации говорилось, что в качестве основы средств, необходимых для гармоничной организации государства, блок рассматривает создание правительства из людей способных и опытных, сильных доверием страны, готовых радикально изменить использовавшиеся до сих пор способы управления и могущих работать в согласии с народными представителями. Эта декларация основательно нарушила равновесие царского правительства. Вместо того, чтоб пойти навстречу народным представителям, оно делало всё для увеличения пропасти между собою и народом. Каждый его шаг являлся каплей, переполнявшей чашу народного гнева.

 

   В апреле запретили съезд кооператоров. Объявили несколько распоряжений, затрудняющих деятельность союзов земств и городов. 20 июня были прерваны заседания Госдумы на период до 1ноября. 1 июля был отстранён от работы министр земледелия Наумов, один из тех министров, кого народ не считал своим врагом. 10 июля сняли министра иностранных дел Сазонова, не отказавшегося работать в согласии с Думой. В тот же день на пост министра внутренних дел пригласили А.А. Хвостова, а в качестве министра юстиции - Макарова, т.е. лиц, которые умели только угнетать народ.

   13 июля полунемец Штюрмер занял пост министра иностранных дел. 22 июля, когда народ очень нуждался в сахаре, в качестве министра земледелия пригласили графа Бобринского, владельца одного из крупнейших сахарных заводов, заботившегося больше о своих интересах, чем об интересах народа. 30 августа - новый прокурор синода Раев. 18 сентября - новый министр внутренних дел Протопопов, которого народ открыто называл изменником родины. 20 сентября противозаконно было образовано новое министерство здравоохранения.

 

   В августе-ноябре страну возбуждал скандальный процесс Манасевич-Мануйлова, который, будучи личным секретарём премьер-министра Штюрмера и одновременно агентом охранки, использовал свою должность путём угроз доносов, арестов, реквизиций и т.д. для вымогательства взяток сперва в тысячи, а затем в десятки тысяч рублей. Таким путём за короткий срок он сумел сколотить почти 200-тысячный капитал.

 

   1-го ноября 1916г. произошло открытие заседаний зимней сессии Госдумы. Прогрессивный блок решил уже настойчиво потребовать изменения правительственной политики. Речи ораторов были столь резкими, что военная цензура сочла их непригодными для печати. На следующий день целые колонки газет были белыми. Это было новым посягательством на права Думы. Депутаты выразили протест в запросе и решили бойкотировать "министров Распутина". Царь немного уступил. 10 ноября был снят нелюбимый премьер-министр Штюрмер и на его место приглашён Трепов. 15 ноября был уволен другой министр - Бобринский. Чтоб новый Кабинет министров смог выработать свою программу, заседания Думы прервали с 1 по 19 ноября. Но персональные перемены Думу не удовлетворили. Она требовала изменения всей политической системы и ответственного правительства.

 

   Когда 19 ноября заработала Дума и новый предсовмина пожелал зачитать декларацию, левые партии встретили его препятственным шумом и криками. Порядок был восстановлен с большим трудом. После удаления с заседания нескольких самых шумных депутатов декларация была зачитана. Однако она почти никого не удовлетворила. Ответные выступления партийных ораторов были столь же резки, как и 1 ноября. Запросы по поводу незаконных действий министров следовали один за другим. Эта сессия Думы продлилась до 16 декабря, когда неожиданно её прервали до 12 января.

   На следующий день в газетах появились сообщения о сенсационном убийстве "всем известного лица". Так газеты назвали Григория Распутина, чьё имя цензура запретила печатать. Поскольку событие было слишком скандальным, правительство волей-неволей должно было сделать о нём несколько сообщений и впервые за год использовать в печати имя Распутина.

   Началось судебное расследование. В убийстве приняли участие один князь, несколько царедворцев и правый депутат Пуришкевич. Три дня газеты были полны "подробностей" жизни убитого "святого" и его влияния при Дворе. На четвёртый день правительство нашло, что такие подробности относятся к категории "военных тайн", о которых никто, кроме руководителей, не должен знать, и вновь запретило печатать имя Распутина и писать о его убийстве.

 

   Вероятно, чтоб показать, что министров менял не только Распутин, 20 декабря был снят министр юстиции Макаров, 28 декабря - премьер-министр Трепов и министр народного образования Игнатьев, 4 января 1917г. - военный министр Шуваев. В качестве премьер-министра пригласили ни на что не годного старого бюрократа князя Голицына.

   Из-за смены министров заседания Госдумы, намеченные на 6 января 1917г., перенесли на 14 февраля, чтоб новый премьер мог надлежащим образом подготовиться к появлению в Думе. Несмотря на недолгое пребывание в министрах он однако сумел выказать себя верным слугой царя: 21 января в Москве с помощью полицейских сил были разогнаны два совещания руководителей Всероссийских союзов земств и городов, 28 января в Петербурге была арестована вся группа рабочих в Военно-промышленном комитете, несколько газет было подвергнуто суровой цензуре. Последней каплей, переполнившей чашу народного гнева, стал скандальный судебный процесс Манасевич-Мануйлова, который правительство после ряда откладываний решило провести открыто 13 февраля. Во время этого процесса страна с отвращением рассматривала политическую язву, которая охватила весь организм России. За свои действия виновный был осуждён на полтора года тюрьмы.

   Когда в суде обвиняли и осуждали этого типичного представителя царского правительства, в Госдуме, начавшей работать 14 февраля, в тех же самых преступлениях обвиняли всё царское правительство. Защищаясь, оно попыталось совсем разогнать это отвратительное для него учреждение, но народ уже вынес свой осуждающий вердикт.

 

   После 23 февраля вся система разложившегося царского режима рухнула и поглотила в своих развалинах всех её верных функционеров. Теперь большая их часть уже арестована. Скоро их будут судить. Однако их ждёт не смертная казнь, которую они щедро присуждали своим политическим противникам, а вечный позор, преследующий обыкновенных преступников после открытого судебного процесса. Ибо одним из самых благородных деяний нового правительства стало исключение смертной казни из перечня наказаний.

 

      П Р И М Е Ч А Н И Я:

  1. Название "Земство" носит введённое императором Александром II учреждение, состоящее из выбранных самим народом лиц и имеющее задачей заботу в своём районе о дорогах, питании жителей, их обучении и т.д. Это учреждение, как не бюрократическое, всегда было объектом атак со стороны царей Александра III и Николая I, ибо они считали его источником выступлений против самодержавия. (Прим. автора).

2.   Ф.Б. Дубасов в описываемое время был московским генерал-губернатором.

 

Адрес для писем:

erbu@ya.ru

______________

 

Обновлено 25.01.2016